Mars One - реальные герои

Покуда мечтатели поют о цветущих на Марсе яблонях, участники проекта Mars One, которых на сегодня осталось всего 705, размышляют о насущном — о том, как будет проходить 2-й отборочный тур и как прожить… без сыра.

«Поселения на Марсе — это следующий гигантский скачок для человечества», — говорится на официальном сайте проекта. Однако многих деталей о «гигантском скачке» не знают, наверное, даже сами организаторы. Главный вопрос звучит по классику: быть или не быть… проекту вообще? Это мы и попытались выяснить, встретившись с реальными героями, участниками конкурса Mars One.

Репортаж

Анна Аксенова (19 лет, г. Санкт-Петербург)

Анна Аксенова (19 лет, г. Санкт-Петербург)

- Мне всегда были интересны все эти околокосмические темы, лет с 12-ти я начала зачитываться фантастикой, — потягивая кофе, рассказывает Аня. — Лет в 10-12 в шутку отвечала, что хочу быть космонавтом, но никто меня, конечно, всерьез не воспринимал, хотя хотелось действительно. Но по параметрам я не подходила, поэтому в сторону космонавтики серьезно даже не смотрела. А потом сестра через Интернет наткнулась на этот проект и ради шутки мне его скинула, а я долго даже не думала — сразу подала заявку.

Отбор кандидатов стартовал в апреле 2013 года, и закончился уже в августе. В первый тур вышли ни много, ни мало — 200 тыс. человек.

- Потому что отбор этот проходил так: сказали, что регистрироваться могут все, кто захочет, — продолжает Аня. — Потом надо было заполнить анкету, ответить на вопросы об образовании, или околопсихологические, типа: «самый страшный момент в вашей жизни», записать видео, рассказать о себе, рассказать, почему хочешь участвовать в этом проекте, и всё. Естественно, желающих набралось много. Потом большинство отсеялось, и осталось только примерно 1200 человек. После этого нас направили на медобследование. Кто-то пролетел, потому что не прошел по стандартам, кто-то — просто не прошел, среди причин назвав — цитирую — «нашел девушку», и т.д. В итоге сейчас осталось 705 человек.

Впрочем, в финал попадут и того меньше — около 40 человек. Планируется, что подготовку к полету будут проходить 6-10 команд, каждая из которых будет состоять из четырех человек, и первой полетит всего одна. Выбраны участники финала будут по результатам 2-го тура, самого пугающего для участников -личного интервью с кандидатами.

— Когда будет интервью — никто не знает, — пожимает плечами Аня. — Нам вообще не сообщают никаких подробностей, мы знаем ровно столько же, сколько знают те, кто следит за новостями Mars One в Интернете. Говорят, что второй тур начнется в течение нескольких ближайших месяцев, в каждый регион приедут организаторы и будут лично беседовать с кандидатами. Все это, к тому же, будет сниматься для телевидения, что меня ужасает. С одной стороны — это здорово, а с другой — пролететь так, да чтоб на весь мир — это немножечко неприятно.

- Не известно, о чем будут спрашивать?

- Нет, это будет сюрприз, — смеется Аня. -Пишут, что будут оценивать интеллектуальный уровень, креативность и что-то там еще.

- А как проходило медицинское обследование?

-Довольно просто. Оказалось, что достаточно было всего лишь пройтись по местной поликлинике и получить справки — сюда входил осмотр кардиолога, лора, невролога, флюорография, рентген, биохимический анализ крови, ЭКГ и т.д.

Мне пришлось посетить четырех врачей, прежде чем мне-таки подписали нужные бумажки, потому что когда врачи видели, куда я их направляю, глаза у них постепенно расширялись, а потом они говорили: «Я свое имя на этом писать не буду».

- Вас это смущает? Какие вообще есть сомнения?

- Конечно, сомнения есть. То, что медицинский осмотр для такого важного мероприятия проходил в районной поликлинике, где половина справок подписывалась не глядя, хотя, конечно, догадываюсь, что для отобранных кандидатов будет куда более жесткий осмотр уже на месте… Но больше всего напрягает то, что организаторы не сообщают никакой конкретики. По срокам нас тоже абсолютно не ориентируют. Надо мне сейчас поступать в университет? Не надо? Непонятно.

С другой стороны, они уже продвинулись гораздо дальше, чем я от них ожидала, по поводу финансирования. Они недавно объявляли кампанию — соберем с миру по нитке на то, чтобы отправить спутник. Набрали то ли половину, то ли четверть от намеченной суммы, но были весьма рады, поэтому, я думаю, что с финансированием вопрос обстоит более-менее нормально. Основной упор, конечно, делается на шоу, которое будет транслироваться на Землю с Марса. Как раз вчера посмотрела фильм «Шоу Трумэна» — вот нечто подобное ждет, наверное, и первых переселенцев…

- Как будет проходить обучение?

-Тоже неизвестно. Планируется, что мы должны учиться около девяти лет. Вроде бы, по этому поводу уже есть договоренность с голландскими университетами. Учиться готова, учиться люблю, — говорит Аня.

- Неужели не страшно?

- Страшно, конечно. Расставание с близкими ужасает. Но с другой стороны, я буду знать, что единственный человек, который подвергается опасности — это я. Они остаются на Земле, и с ними все хорошо, поэтому переживать не о чем. Тем более остается возможность переписки, хоть и с интервалом в 40 минут: 20 минут сообщение идет до Земли, 20 минут — назад.

Репортаж

Софья Бекетова (26 лет, г. Санкт-Петербург)

Софья Бекетова (26 лет, г. Санкт-Петербург)

- Родители отреагировали забавно, — рассказывает Софья. — Пока видят только положительные стороны, но что будет, если через 10 лет вдруг я полечу — большой вопрос… Конечно, когда я почитала заявки, подумала: «Да уж»… Заявки были от специалистов по генной инженерии, медиков, пилотов… Но, думаю, хотя бы попробую. Ведь в то же самое время оговаривалось, что они ищут людей без специфических навыков, снижены и требования по здоровью. Но как это будет на деле, неизвестно, потому что конкурировать с человеком, который уже обучен, например, медицине, или связан с техникой, неспециалисту сложно.

Зато тяга к путешествиям у Софьи была всегда. В свои 26 девушка объездила практически все западное побережье США. Проходила обучение в Майами. Была в Лондоне, Канаде, Париже, на Карибских островах, объездила Германию, была в Болгарии, Швеции, Турции и т.д. И на этом останавливаться не собирается.

- Может быть, рвану в Японию, там тоже другая планета, — улыбается Софья.

Девушка, кстати, и делает ставку на то, что поездила по миру: у нее есть опыт общения с совершенно разными людьми.

- Среди участников проекта, как известно, больше всего американцев, — говорит Софья. — И, на мой взгляд, у них есть свое преимущество: они дружелюбно настроены к людям. С другой стороны, русские более искренние и более привычны к тяжелым условиям. Банальность, но когда у нас отключают горячую воду на неделю или две, или электричество, никто даже не обращает особого внимания. В Америке если не восстановят, не предупредят — это будет ЧП, начнется скандал. Они не привыкли к бытовым трудностям.

- Какие есть сомнения по проекту лично у вас?

- Сомнения вызывают, в первую очередь, вопросы финансирования. Поскольку по технологической части сотрудничать они будут со многими, а вот наберут ли нужную сумму, найдут ли крупного спонсора, пока неизвестно. Они заявили 6 млрд долларов только для отправки первой команды, и еще 4 млрд — для второй. Это только для отправки. С другой стороны, сколько у нас на Сочи ушло — у меня сердце кровью обливается — сколько космических проектов можно было бы осуществить на эти деньги!.. По поводу сроков — они, думаю, будут отодвигаться и дальше, от двух до пяти лет, это вполне вероятно для такого масштабного и трудного проекта.

- Несмотря на отсутствие каких-то явных требований к кандидатам, кого все-таки ищут организаторы, на ваш взгляд?

- Они подбирают людей с определенным психологическим портретом. В первую очередь, это человек неконфликтный, спокойный, уравновешенный, который должен ужиться в небольшом коллективе. Он должен уметь находить выход в экстремальной ситуации, у него должно быть чувство юмора, способность к обучению. Упор делается не на навыки, а на способность эти навыки приобрести… Скорее всего, будут подбирать сангвиников и флегматиков, меланхолики и холерики им точно не нужны.

- Чем в первую очередь должны заняться переселенцы на Марсе?

- В первую очередь, думаю, мы займемся конструкторскими работами — просто будем строить. И, конечно, проводить всевозможные научные исследования.

- Может быть, вы как-то уже представляли себе свою жизнь на Марсе?

- Да, мы с друзьями обсуждаем эти темы. Например, очень большой минус жизни на Марсе — полностью «веганское» меню. Я вообще мясоедка, но если от мяса я еще могу отказаться, то как жить без сыра?

Ведь там не будет никаких молочных продуктов. Мы даже думали о таком варианте, как морские свинки, которых можно завести на борт в качестве пищи. А шкурки пустить на тапочки — сувениры с Марса, надо же как-то окупать проект, — смеется Софья. — Но, боюсь, с морскими свинками «зеленый» Запад нас не поддержит. Или еще одно неудобство — семь месяцев без душа, пока ты летишь. Но все это такие жертвы, которые романтики не обсуждают…

- Что будет в том случае, если на этапе обучения кто-то из участников откажется от полета?

- В случае отказа на этапе обучения одного из участников из команды остальные трое не выбывают, но их полет сразу откладывается, и на их место становятся другие, те, кто стоял следующим. И они начинают весь процесс тренировок с самого начала, чтобы у них вновь сформировался командный дух уже с новым участником. Они теряют время и, конечно, шансы попасть на Марс.

- Кстати, если на Марс слетать, все-таки, не получится, чем это станет для вас?

- Если не получится, моя жизнь от этого не разрушится. У меня очень много планов, некоторые из них исключают Марс. Даже если сам проект не удастся, думаю, он принесет массу положительного. По крайней мере, 700 человек в мире стопроцентно проверилось на здоровье, — смеется Софья. Она — оптимист, Софья говорит об этом сама, и это видно. — 200 тысяч об этом узнали, начали интересоваться космосом и рассказывать об этом другим. Это ведь лучше, чем обсуждать сериалы.

2011 Старт проекта. Поставщики оборудования подтверждают готовность принять участие.
2013 Начало международного отбора астронавтов.
2015 Начало технической и психологической подготовки отобранных кандидатов, получение навыков выживания в изолированной среде и в условиях, приближенных к марсианским.
2018 Запуск демонстрационной миссии: отправка посадочного модуля для проверки солнечных батарей, технологии извлечения воды из марсианского грунта, а также запуск коммуникационного спутника, который 24 часа в сутки, 7 дней в неделю будет передавать изображения, видео и другие данные с Марса.
2020 Запуск второго спутника связи для обеспечения бесперебойного потока, оборудования для строительства колонии и беспилотного марсохода с прицепом, который выберет лучшее место для поселения и подготовит участок для прибытия груза и размещения солнечных панелей.
2022 Отправка на Марс: 2 жилых блоков, 2 блоков с системами жизнеобеспечения, 2 грузовых и складских блоков.
2023 Прибытие блоков на место. Марсоход начинает готовить базу для прибытия людей: доставляет блоки, активирует системы энергопитания и жизнеобеспечения, создающие запасы воды (3000 л) и кислорода (120 кг).
2024 Апрель-май: на орбиту Земли отправляются транзитный модуль, корабль MarsLander (посадочный модуль) со «сборочным» экипажем на борту и 2 разгонных ступени. В сентябре первая четверка миссии сменяет «сборочный» экипаж. После последней проверки базы на Марсе и транзитного модуля состоится запуск первого пилотируемого корабля на Марс. Одновременно отправляется груз для обеспечения жизни второго экипажа.
2025 Апрель. Первый экипаж высаживается на Марсе в посадочном модуле (транзитный модуль останется на орбите). После восстановления и акклиматизации поселенцы устанавливают дополнительные солнечные панели, собирают все модули, включая 2 жилых блока и 2 системы жизнеобеспечения для второго экипажа, в единую марсианскую базу и начинают обживать свой новый дом.
2027 Высадка следующей группы людей из 4 человек. Новые модули, вездеходы и оборудование. Очередная партия людей и техники прибывает на Марс каждые два года.
2035 Население колонии достигает 20 человек.

30 декабря 2013 Mars One анонсировал второй тур программы отбора космонавтов. Кандидаты, попавшие во второй тур, прошли комплексное медицинское обследование и представили
результаты отборочной комиссии Mars One до 8 марта 2014 года. По результатам медицинского
обследования из 1058 человек осталось 705 из 99 стран. Среди этих кандидатов больше всего
жителей США-204 человека, Канады-54, Индии-44, России — 36, Австралии — 27, Великобритании — 23. По уровню образования: 23 человека — младшие специалисты, 9 — юристы, 12 — медики, 253 не имеют научной степени, 229 — бакалавры, 114 — магистры и 65 — кандидаты наук.

Репортаж

Татьяна Медведева (32 года, г. Сан-Жени Пуйи (Франция) — Женева (Швейцария))

Татьяна Медведева (32 года, г. Сан-Жени Пуйи (Франция) - Женева (Швейцария))

- Татьяна, как вообще возникла идея полететь на Марс?

- Когда мне было года четыре, мама показала мне свои акварели о Марсе. А потом раскололась, что навеяны они были рассказами Брэдбери. А потом были экономическая география, физика и другие науки, которые упрямо сходятся на том, что человечеству, как виду, для выживания нужно расселяться по другим планетам, иначе нас когда-нибудь просто накроет гамма-вспышкой от сверхновой. А еще сделать это нужно более-менее срочно, потому что невозобновляющиеся ресурсы на Земле имеют тенденцию заканчиваться. А после того, как это произойдет, человечество может оказаться запертым на Земле навечно. В общем, учиться летать далеко и навсегда нужно как можно быстрее. А почему я? Ну… вот вы когда приходите домой и видите грязную посуду в раковине, вы что делаете? Я лично мою — потому что могу.

- Вы были на встрече участников в Швейцарии в этом году. Что нового сообщалось о проекте?

- Сразу оговоримся, что подобные встречи организует вовсе не руководство Mars One, а сами участники отбора, энтузиасты проекта, поэтому, если представители организации и появляются там, то исключительно в качестве гостей, и никаких специальных сенсационных выступлений они на этот случай не готовят.

- Что известно об обучении участников?

- После того, как конечная команда будет сформирована, начнутся тренировки и обучение, которые продлятся около восьми лет. За это время кандидатам предстоит освоить азы всех необходимых специальностей. Однако никто не ожидает от них того, что они станут за эти годы одновременно гениальными инженерами, способными починить ракетный двигатель на коленке, и профессиональными хирургами и диагностами, достигнут академических высот в аграрных науках или спутниковой связи. Это, безусловно, невозможно, да и не нужно, ведь к услугам поселенцев будет не только богатая библиотека с квинтэссенцией знаний человечества, но и консультации лучших специалистов Земли, хоть и с небольшой задержкой, необходимой на передачу радиосигнала между Марсом и Землей. Что касается неакадемических тренировок, то программа все еще в разработке, ведь к такому никогда и никого не готовили. Глава медицинской службы Mars One, доктор Нор-берт Крафт (Norbert Kraft — NS) заявил, что поскольку не до конца понятно, к чему именно готовить поселенцев, то подготовка будет столь всесторонней и насыщенной, что «что бы ни ждало их на Марсе после нее, Марс покажется им раем».

- Что за участники были на встрече? Общее впечатление?

- Было около 25 участников отбора — обычно все посещают ту из встреч, что проходит ближе к их месту жительства, поэтому на эту собрались в основном европейцы — бельгийцы, французы, немцы, австрийцы, швейцарцы. Хотя было и несколько неожиданных визитеров из Японии, США, Африки. Очень интересные люди. Организатор встречи из Цюриха, в свободное от работы время ставит рекорды Гиннеса. Спортивные. Была девушка-хирург (в одном из соревнований на встрече мы в одной команде с ней чинили ровер) — два-три месяца назад она как раз должна была бежать марафон по Великой Китайской стене, а на вершине Килиманджаро мы с ней разминулись всего на месяц. Был сотрудник NASA, который тестировал оборудование для миссии «Аполлон» и вполне мог побывать на Луне вместо Армстронга. И это лишь несколько примеров.

- Изначально организаторы заявили о том, что участвовать в отборе может практически любой желающий. Есть ли, на ваш взгляд, какой-то реальный шанс и у обычных людей, например, российских студентов, которые еще только получают какую-либо специальность?

- «Только позволь несколько слов о твоих знаниях. Цена им на данном этапе ноль», — сказал Агент К из «Люди в черном». Как вам сказать… специалисты высокого уровня никакого явного преимущества не получат, особенно если их специальность — это не что-то безусловно полезное, как полевая медицина. Но, на мой взгляд, тонкость в том, что высокий уровень в собственной области обычно есть отражение активной жизненной позиции и, как следствие, идет в нагрузку с богатым жизненным опытом в общем и целом. Безусловно, бывает и так, что кто-то уже в 18 лет обладает богатейшим багажом — самый молодой человек, взобравшийся на Эверест, был 13 лет от роду, есть те, кто к совершеннолетию уже прошел огонь, воду, курсы выживания и спасработы. Есть те, кто в собственном отрочестве растил младших братьев и сестер, и заткнет за пояс всех этих специалистов, когда дело дойдет до стрессоустойчивости, например. Ну и не исключено, конечно, что кто-то и без экстремального опыта окажется просто рожден для этой задачи, и все ему будет даваться легко.

- Чему конкретно была посвящена встреча, какому аспекту проекта?

- Как я уже говорила, встречи организуются независимо от проекта и ни в коем случае не являются закрытыми. Любой интересующийся может прийти, послушать вводный рассказ, познакомиться с участниками. Именно на это в первую очередь и нацелены встречи: рассказать как можно большему числу незадействованных людей о проекте, ну и… «себя показать, людей посмотреть». С кем-то подружиться. У меня много новых
друзей появилось благодаря Mars One вообще и той встрече в частности. И, кстати, не только сторонников проекта, но и тех, кто к нему относится настороженно, но в целом является энтузиастом космоса.

На этой встрече организаторы приготовили нам, кандидатам, сюрприз — соревнование. Начиналось оно с решения головоломок, а в финале две команды соперничали в починке марсианских «роверов». Вот это было увлекательно. В командах было по четыре человека, причем условия были такие: один сидит в командном пункте, у него есть радиосвязь с остальными и электрические схемы ровера. Остальные трое в полевых условиях устраняют поломки, но только у одного из них есть приспособленные для этого перчатки. При этом визор его скафандра запотел (он слеп), другой все видит и слышит, но у него сломался передатчик (немой), у третьего визор и передатчик в порядке, но вышли из строя наушники (глухой). Ну и, чтобы добавить интригу, поломок у ровера несколько, а время (кислород в скафандрах) ограничено. Наша команда, кстати, победила.

- Говорилось ли что-то о технических моментах, например, о ракете, двигателе?

- Разработки технического оснащения Mars One делегирует компаниям, имеющим в этом соответствующий опыт, поскольку проект не обладает технической базой, сравнимой с таковой у NASA, Европейского космического агентства или Роскосмоса. Например, за разработку первого этапа — беспилотной разведывательной миссии и коммуникационный спутник — отвечают компании Lockheed Martin и Surrey Satellite Technology Ltd., с которыми в прошлом году были заключены контракты. Поэтому технических деталей следует ожидать от представителей этих компаний, но я, если честно, совсем не удивлена тем, что они не спешат делиться своими ноу-хау.

- Известно ли что-нибудь о предстоящих собеседованиях с участниками? Когда это будет?

- Недавно Mars One объявил, что эксклюзивные права на освещение процесса отбора и подготовки кандидатов получила Darlow Smithson Productions, часть голландской телевизионно-продюсерской компании Endemol. Так что следите за их анонсами, собеседования должны начаться уже осенью.

- Все же, есть ли у вас лично какие-то сомнения относительно проекта?

- Ну, я мыслю, следовательно, существую, а мышление должно быть критическим. Сомнения будут всегда, даже сходя в гроб на Марсе, в окружении сотни своих лаборантов, я буду сомневаться, а не забросит ли человечество колонизацию лет через 50… но буду надеяться, что не забросит.